Мнение о книге – «Дом, в котором…» М. Петросян

дом1
Книги, которые я читаю несколько месяцев, нужно ставить в отдельную полочку с надписью «Осторожно!».
Это мнение – одна из немногих отрицательных рецензий в моем блоге, но не написать её я просто не могла. Теперь, написав, я думаю, что могу понять автора «Дома» — некоторые вещи лучше высказать вслух, иначе внутри они могут разъесть тебя и превратить во что-нибудь очень «изнаночное» с острыми зубами и дурным характером.

Хроника событий

Если предположить, что всё, случившееся в Доме, – реально, представить себе хронологию самых важных событий не так уж сложно.
Первая фишка – это появление в доме Сфинкса. Весь в белом, духовно и буквально, мальчишка знакомится с недружелюбными детишками, прощается с матерью и после всего этого твердо убеждается в том, что Дом – источник всех его несчастий. Именно эту, самую первую фишку, в финале пытается вытащить Табаки. Он встречает Сфинкса хлопушками, готовит детей к тому, что должно произойти чудо. Может быть, тогда безрукий «серый кардинал» Дома изменит свое отношение к жизни Внутри?
Вторая фишка – появление в доме Слепого. Летом, пока большая часть детей в лагере, Лось приводит его из интерната для слепых в Дом, знакомит со Сфинксом, следит за его благополучием по мере сил. Слепой относится к произошедшему, как к чуду: ему дали возможность увидеть Большой Мир, а потом даже показали Сны. Он долго не узнает, что Сны – не дар Лося, а Дом – не творение его рук.
Третья фишка – знакомство Сфинкса и Волка в лазарете. Увидев яркого «вампира», Сфинкс проникается к нему симпатией и начинает всерьез мечтать о собственной стае, собрать которую ему помогут Волк и Слепой.

Волк
Я просто так сбежал. Все равно бестолку. Уже четыре раза сбегал. Думал, если всех здесь как следует достать, может, они меня отпустят. Даже пожар устроить пробовал. Но на них ничего не действует. То есть я их все-таки довел, в последнее время меня запирали. В этот раз я сбежал только из-за этого. Пусть не думают, что они умнее. Пока я здесь, спокойной жизни у них не будет.

Следующие фишки ложатся уже почти беспорядочно, в огромных количествах: собранная стая, обустройство собственной комнаты, наблюдение за Старшими… Чумные Дохляки превращаются в одну из самых сплоченных комнат Дома.
Четвертая фишка – смерть Волка. Она навсегда меняет Сфинкса, Македонского и отношения в группе. Лидер, который учился играть на гитаре, привел столько состайников и так много хотел сделать, навсегда вычеркивается из сознания Дохляков, а сами они забывают это название стаи. Курильщик очень долго ничего не знает о Волке, никто не упоминает вслух его имя, никто не вспоминает его даже случайно – Волка вытесняют из общего сознания, забыв о нем, как о ночном кошмаре. Вместе с Волком из стаи уходит почти весь оптимизм. Теперь за него отвечает только Табаки-Вонючка.
Пятая фишка – старый Выпуск и смерть Лося. Если до Выпуска Дохляки относились к Дому с определенной долей романтики, мол, все эти тайны и чудеса – такие волнительные, то теперь, после Выпуска и резни, которая ему предшествовала, они начинают бояться Дома и того, что тот может сделать со своими жителями. Для многих героев этот момент полностью переломный, здесь меняются клички, характеры, мечты.
Вот от этих предпосылок и отталкивается основная сюжетная линия последнего года перед новым Выпуском, где Курильщик покидает Фазанов и попадает в безымянную Четвертую. Вероятно, Табаки пытался исправить первую фишку потому, что в каждом из переломных моментов участвует Сфинкс. Он описывает небо для Слепого, он помогает Волку выйти из лазарета, он фактически собирает Стаю, неосознанно подталкивает Македонского к убийству Волка, а потом передает записочки для одного из Вожаков через Ведьму. Нельзя сказать, чтобы Сфинкс был действительно виноват в том, что произошло в Доме, но он повлиял, прямо или косвенно, почти на все переломные моменты до и после старого Выпуска. И если в основной версии событий Дом встречает его во всей своей мрачности, то в альтернативной реальности, куда попадает Табаки, Дом улыбается безрукому. Такой вот нестандартный вариант хэппи-энда.

Несколько концепций

У автора получилось смешать адский коктейль из самых разных мотивов и аллюзий, что превратило «Дом» в Очень Серьёзное Произведение. Почти уверена, что через пару десятков лет книжка попадет на полку классики, а еще через десять ее начнут изучать в старшей школе. Похожая ситуация, наверное, когда-то сложилась вокруг Булгакова, только последнему я искренне симпатизировала, уже в старшей школе, а «Дом» искренне хочу запретить на волне какой-нибудь псевдо-пропаганды.
Аллюзий много, но рассмотреть хочу несколько основополагающих или тех, которые затронули особые «струны моей души».
дом5

Ты – только проекция в моей голове

Концепция существования мира в голове субъекта уже изжевана под всеми углами, и в Доме она, к счастью, представлена больше для наведения морока, чем всерьез. Тем не менее, мотив «ты существуешь только в моей голове» здесь развивается с завидной периодичностью.

Горбач
— Все берут. Но ты особенно. Ты жадный, Слепой. Ты берешь, как вор, и это сразу заметно. Иногда мне кажется, что ты кормишься нашими мыслями, что самого тебя нет, а есть только то, что ты забрал у нас, и это украденное… оно ходит среди нас, разговаривает и принюхивается, и делает вид, что ничем не отличается от любого другого. Иногда я чувствую, как пустею от твоего присутствия, иногда я слышу свои слова от тебя, слова, которых при тебе не произносил. Логи называют тебя оборотнем. Говорят, что ты воруешь чужие сны. Над этим принято смеяться, как над всеми их глупостями, но это правда, я это знаю давно. А еще я знаю, что ты подделка. Наши осколки, собранные в одно целое.

В разные периоды «не верят» в пару реальных героев:
Русалка. Её, по мнению Табаки, а затем по мнению Сфинкса, создал Хранитель Времени. Она вылупилась на Изнанке из яйца, принадлежит миру Дома и не может существовать в Наружности без чужой помощи.
Слепой. Его, по мнению Горбача, выдумали обитатели Дома. Дар Оборотня Горбач связывает с коллективной верой в сверхъестественное могущество Слепого, которая позволила ему стать вожаком.

Курильщик
— Я имел в виду ваши игры. Ночи, сказки, драки, войны… извини, но все это не кажется мне настоящим. Я называю это играми. Даже… даже когда они плохо кончаются.

Черный
— Плевал я на все эти заморочки, — говорит Черный. По тону чувствуется, что он завелся. – На все эти табу. Об этом нельзя, о том нельзя… Я буду говорить, о чем захочу, ясно? Это последний год для страусов с упрятанной в песок башкой. Им осталось держать ее там каких-то шесть месяцев, но ты посмотри, Курильщик, ты только посмотри, как они обсираются, когда кто-то осмеливается об этом заговорить!

Недосказанность (как основное условие коллективного стремления добавить сказку в ужасную реальность) превращается, по мнению Курильщика и Черного, в игру. И хотя в рамках этой игры действуют очень жестокие условия, для двух из многих она остается детским развлечением, когда диванные подушки превращаются в скакунов, а под кроватями живут чудовища.
Квинтэссенция этой игры, как ни странно, описана самим Курильщиком в самом начале.

Курильщик
Результат своего трехдневного труда я окрестил «Древом жизни». Только отойдя от рисунка на пару шагов, можно было разглядеть, что «древо» усеяно черепами и полчищами червей. На близком расстоянии они казались чем-то вроде груш среди изогнутых веток. Как я и думал, в Доме ничего не заметили.

Точно также остальные в Доме играют в Сказку, но для Курильщика эта игра выглядит попыткой обмануть конкретно его. И то, что сам он умело сделал когда-то, не вызывает у него симпатии перед талантливыми «подражателями».

Метафизические мотивы

Через героев Дома автор добавляет в пространство книги аллюзии к различным метафизическим направлениям.
Горбач-друид занимается жреческим самоистязанием:

Горбач
За все свои проступки, настоящие и вымышленные, он наказывал себя сам. И очень редко отменял наказания. Он был суров к своей коже, к своим рукам и ногам, к своим страхам и фантазиям. Колючий свитер искупал позор страха перед ночью. Страха, который заставлял его укутываться в одеяло с головой, не оставляя ни малейшей лазейки для кого-то, кто приходит в темноте.
Так он поступал всегда, сколько себя помнил. Это была игра, в которую он играл сам с собой, завоевывая каждую ступень взросления долгими истязаниями, которым подвергал свое тело. Простаивая на коленях в холодных уборных, отсчитывая себе щелчки, приседая по сто раз, отказываясь от десерта. И все его победы пахли поражением. Побеждая, он побеждал лишь часть себя, внутри оставаясь прежним.

Святой-Ангел пытается искупить свое грехопадение:

Сфинкс
Он [Македонский] видит в этом свое предназначение. Так мне кажется. Его предыдущая работа была намного тяжелее. Он работал ангелом, и это его достало. Так что теперь он изо всех сил старается доказать свою полезность в любом другом качестве.

Македонский
Я вернулся. Время течет, мой грех по-прежнему на мне. Так будет всегда, пока я жив. Я ничем его не искуплю.

Бог времени, создания и разрушения Шива раз за разом переживает концы времени:

Табаки
Время в Доме течет не так, как в Наружности. Об этом не говорят, но кое-кто успевает прожить две жизни и состариться, пока для другого проходит какой-нибудь жалкий месяц. Чем чаще ты проваливался во вневременные дыры, тем дольше жил, а делают это только те, кто здесь давно, поэтому разница между старожилами и новичками огромна, не надо быть очень умным, чтобы ее разглядеть. Самые жадные прыгают по нескольку раз в месяц, а потом тянут за собой по нескольку версий своего прошлого. Пожалуй, таких жадин, как я, в Доме больше нет, а значит, нет никого, кто прожил бы столько кругов, сколько прожил я. Гордиться тут нечем, но я все же горжусь, ведь выдающаяся жадность — это тоже в своем роде достижение.

дом4
Помимо массивных религиозных отсылок в книге достаточно совсем незначительных, которые попадают сюда зачастую довольно резко. Концепция веры в счастье Ричарда Баха, «тени» умерших в исполнении Стервятника, Смерти и Рыжей… Целый ворох косвенных цитат и переосмысления догм.

Бытовой реализм

Сколько бы автор ни объясняла в интервью, что в определенных условиях подростки и дети ведут себя, как взрослые, быстрее превращаются во взрослых и еще быстрее начинают говорить, как взрослые, поверить в Такую Степень Взрослости практически невозможно.
Детьми Чумные Дохляки выглядят очень достоверно, но разрыв в семь лет между первым описанным временным пластом и основной сюжетной линией просто не может, физически, превратить детей в стариков. Они не на войне, они не подвергаются физическим пыткам, их не морят голодом. Их дедовщина больше сказочна, чем реальна, и угроза нависает только над теми, кто пытается стать лидером или стукачем. Впрочем, даже этой угрозы недостаточно для того, чтобы сделать из ребенка взрослого мужчину.
Поэтому реализм бытовой в Доме нужно очень четко разграничивать с псевдо-реализмом психологическим. Если постоянно держать в голове, что подростки-инвалиды – это всего лишь одно из выразительных средств автора, текст воспринимается легче. В противном случае частота употребления психотропных, отсутствие элементарной гигиены и другие прелести быта Дома могут повергнуть в шок.
дом3
Если и есть в Доме заявленные социальные проблемы, среди них не значится проблема детей-инвалидов, которых воспитываются в закрытых интернатах, потому что в закрытых интернатах нельзя достать тех предметов, которые есть у сказочных «детей» Дома, а еще потому что в закрытых интернатах не позволяют хранить в сапогах холодное оружие. В них вообще мало что позволяют, и как раз из такого места забирает в Дом Слепого Лось.

Болезненность и мечты

Та самая часть, которая навсегда захлопнула передо мной метафорическую дверь Дома, это мечты и болезненность, переплетенные автором в отвратительный клубок.
В Доме нет здорового.
Иногда мне кажется, что инвалидность (душевная и физическая) была взята автором просто для того, чтобы добиться большей достоверности болезненной атмосферы.
В Доме даже есть специальный лазарет, как особое пространство с особыми законами.
Нет детской площадки.
Нет спортивного зала.
Нет клубов.
Нет ни одной пристройки.
Но лечебница, особое пространство для Совсем Больных, оно есть.

Табаки
Снять я их [солнечные очки] не могу, от солнечной погоды у меня портится настроение, а в очках эта солнечность не так заметна, в очках можно даже увидеть пасмурное небо вместо ярко-голубого, и я не снимаю их уже неделю, обманывая сам себя и попадая в аварии, но лучше две-три аварии, чем депрессия, которая обязательно начнется, если долго жить под безоблачным небом.

В Доме больны абсолютно все. Воспитатели, сам Дом, дети, а чаще даже их родители. Визит отца Крысы, разговор опекунов Македонского с Акулой, даже инфантильность отца Курильщика – это патологии разной степени выраженности. Нельзя назвать здоровым ни одного героя этого произведения.
Возможно, это красивый намек на то, что «мы все больны гандболом».
Возможно.
Но постепенно автор выискивает во всех этих болезнях положительное. Хорошее.
Сфинкс не мечтает о руках и не пытается никак компенсировать их отсутствие. Он может без них обходиться и начинает считать, что отсутствие рук – это нормально, но по факту он просто паразитирует…

Сфинкс, Слепой
Слепой садится рядом со Сфинксом, закуривает и, пристроив зажженную сигарету на краю пепельницы, тут же закуривает еще одну. Вторую он оставляет в левой руке, первую берет правой и держит на излете, фильтром от себя. Сфинксу не приходится ни нагибаться, ни вытягивать шею, сигарета оказывается точно на уровне его губ. Чтобы выпить кофе, Слепой опускает в пепельницу обе сигареты и, поднимая свою чашку левой рукой, одновременно поднимает чашку Сфинкса правой. Проделывает он это механически, не испытывая ни малейших затруднений, а Сфинкс так же механически пьет свой кофе и курит синхронно с ним.

И вот волшебным образом его «руки» чувствует Русалка, чудесное существо с Изнанки Дома, вымоленное Сфинксом у Табаки.
Слепота Сфинкса компенсируется его всемогуществом на Изнанке.

Ральф
Слепой замер в дверях. Ральф ощутил невольное желание взять его за руку и подвести к стулу или к дивану. Слепой, беспомощный на чужой территории, свитер велик, рукава сползают до самых пальцев, и эти дырки на коленях… Он прикрыл глаза, стряхивая навязанный ему образ. Идиот! Перед тобой хозяин Дома!

Замкнутость Крысы открывает ей дверь в Наружность.
Клептомания Табаки делает его Властелином Времени…
В результате автор полностью стирает понятие нормы, окрашивая его негативными чертами, а потом выталкивая на Изнанку в виде отвратительного существа.
Крёстная оказывается не только мерзкой натуры человеком, но к тому же еще и кусающимся уродцем.
Норма сначала гипертрофируется, потом выворачивается, а потом ее выкидывают в мир без границ, где, конечно же, перекуют в какое-нибудь более приятное существо.
Занавес.
Норму похоронили, предварительно растоптав.

Уникальные, неповторимые, удивительные

Обаянию героев Дома сложно не поддаться. У них уже огромный фанклуб, хотя казалось бы, можно ли поклоняться таким явным отклонениям?
От всего.
Милый горбач-друид со смешной вороной. В конце он погрузит в кому душевнобольных, вытащив их на Изнанку, где они останутся навсегда.
Добрый и заботливый мальчик убьет своего друга при помощи магии, как до этого убил своего родного деда.
Самоотверженный Слепец сразится в честном бою с кандидатом на место вожака Дома, чтобы не повторять ошибок прошлого Выпуска, вот только…

Сфинкс
Я вижу… Слепой отбегает от Черного, ссутулившись, прикрыв глаза, на губах – застывшая улыбка. Он не ходит и не кружит. Это почти танец. Мягкая, неслышная пляска смерти. Самое красивое и необычное в нем то, что я видел десятки раз, и никогда не мог понять, откуда оно берется. Это его прыжок в другой мир, где нет ни боли, ни слепоты, где он сдвигает время – каждую секунду в вечность, где все игра, и в этой игре запросто можно содрать с кого-нибудь кожу или проткнуть пальцем глаз, и хотя я никогда не видел ничего подобного, знаю, что это так, потому что чую в нем в такие моменты запах безумия, слишком отчетливый, чтобы не испугаться до полусмерти.

Они все совершают ужасное, неправильное, дурное. Они все оправдывают это Домом, обстоятельствами, и никто не берет на себя груз ответственности. Даже Македонский, который показательно измывается над собой всеми способами.
И что это?
Автор говорит, что есть обстоятельства, которыми можно оправдать убийство? Оправдать так, чтобы оно превратилось в благородное и достойное?
Автор говорит, что есть некие обиженные и обездоленные, для которые все описанный в книге поступки – хорошо и правильно?
Или автор просто умывает руки, продемонстрировав нам, как Длинная Габи, покачивая бедрами, уходит от Хозяина Дома?

Поиски морали

В книге, которая охватывает столько проблемных моментов, ждешь позицию. Ответ автора на то, что автор задал.
Не мораль, а просто… нечто, что намекнет «я думаю, что правильно было бы так».
Но вместо ответа, вместо некоего итога мы получаем попытку Табаки вернуться в прошлое и еще одну, менее обнадеживающую, — вырвать из Того Дома Слепого. Два отчаяния, которые могут привести только к очередной катастрофе. Отчаяние Сфинкса, который сам не знает ответов на свои загадки.
И отчаяние Бога, который так и не смог добиться Хорошего Конца.
Именно такое ощущение осталось от книги: автор построил Дом, поселил в нем людей, но вместо того, чтобы подвести их к Хорошему Концу, выбрал тотальное разрушение, оставив одну единственную стену, которая может помочь стать счастливым одному только Сфинксу, да и то… надолго ли?
Ведь даже в самом конце, вместо того, чтобы принять ответственность за Собственные поступки, Сфинкс просит прощения за чужие:

Сфинкс
— Прости, — скажет он. – Ты казался мне чудовищем, сожравшим всех моих друзей. Мне казалось, что ты не отпустишь меня. Что я тебе зачем-то нужен. Что мне никогда не стать свободным, пока я не уйду от тебя, хотя я лгал Курильщику, что свобода в человеке, где бы он ни находился. Я боялся, что ты изменил меня, сделал своей игрушкой, я хотел доказать себе, что могу прожить без тебя. Я ставил тебе в вину и Лося, и Волка, и всех остальных, хотя Лося убили случайно, а Волка убил Македонский. Но легче было думать, что это твоя вина, чем что во всем виноват сам Волк.

дом2

Вместо вывода

Я не советую читать роман «Дом, в котором…» от избытка времени, для того, скажем, чтобы приобщиться к современной русской прозе. Реальность в стране такова, что чем больше современного привносит в свою прозу автор, тем тяжелее читать его произведения, а в этой книге, безусловно, современного и русского очень много.
Герои не стремятся к успеху, не ищут выхода, не занимаются какой-то продуктивной деятельностью, они слепо идут за своими вожаками и пребывают в перманентном застое, который длится с тех пор, как построили Дом.
Лучшая аналогия проведена между пространством книги и пространством автора.
Но. Несмотря на весь негатив, полученный в ходе чтения и после осмысления прочитанного, читать роман стоит ради созданного внутри текста особого пространства. Если у вас получится погулять по Дому, не осознав в полной степени всей мрачности его содержимого, вы победили систему.
Итог прочитанного примерно следующий – сказка-притча, которая оказалась пропитанной реализмом бытовой драмой с антуражем в стиле городского фентези.

Для иллюстраций использовались работы авторов:

31 comments

  • End Zone

    Они просто пытались ЖИТЬ, брошенные, никому ненужные, с ограниченными возможностями, на ограниченной территории. И только вера в чудо, позволила прожить им достойную, насыщенную жизнь. Не всем, конечно. Но и в наружности, мало кому удается прожить интересно, чтоб было что вспомнить. Думаю, что жизнь завода по производству, скажем, воздушных шариков, не так интересна и эмоциональна, хотя шарики нужная и полезная вещь для общества.
    Примерно так.

    • Loyso

      Спасибо, что нашли время подробно изложить свою мысль)

      • End Zone

        Не за что) На прочтение Вашей рецензии было потрачено еще больше времени)) Кстати, а что Вы можете сказать о мрачности обстановки и морали в романе «Vita Nostra» Марины и Сергея Дяченко? Там такие ужасы творятся и столько отчаяния, ну а потом…)

        • Loyso

          Я их, к сожалению или счастью, не читала. Прочту — обязательно напишу, что я могу сказать по этому поводу))

  • Девушка, один вопрос: вы внимательно читали?)
    Есть там спортзал, на первом этаже, именно в нем Слепой убил Помпея. Клубом у них служит Кофейник. Слеп там именно Слепой, никак не Сфинкс. И более того: не вымаливал Слепой у Табаки (вернее, той части личности Табаки, которая Властелин Времени и одновременно Тарантул) Русалку. Просил — да. И дана она была оттого, что Табаки было интересно, что из этого выйдет. Кузнечик никак не мог быть Сфинксом, когда не «через Ведьму», а скорее через Слепого передавал Ведьме письма от Черепа. Низачот, короче.

  • Ну и до кучи: Македонский — Дракон, убил он шантажировавшего его «псевдодруга», и у него суть такая… демоническая, он и сам не рад был, что проклятие достигло цели.
    Эрик там рисует это «Древо жизни» больше от скуки, да и вообще, в книге он нужен затем, чтобы читателю было не одиноко тупить. Как ирреальные существа Дома могут быть его подражателями? Он почти ничего «не догоняет» до самого Выпуска, потом — поздно, и реальная жизнь.
    И за позитив в Доме в той или иной мере отвечают все: и Длинная Габи, и Рыжий, и Стервятник, и даже Слепой. Не такие они макабрические и вывернутые, как вам кажется. Для этого Мариам их всех слишком любит.

    • Loyso

      Мириам любит, я — нет. Вы тоже любите. Текст я читала внимательно, вы — по-другому. Спасибо за подробный отзыв.

  • Нет, не внимательно.
    Иначе вы заметили бы, что выросшие детки, разговаривающие «преувеличенно взрослым» языком, обычно Прыгуны или Ходоки. И провели на Изнанке как минимум несколько месяцев или, как Сфинкс, лет. То есть куда более взрослые люди, чем кажется при первом взгляде на них. А остальные настолько пафосно взрослы, как, скажем, Черный («Шварц»), что вполне соответствуют заявленному возрасту.

    • Loyso

      Нет, внимательно. Продолжим?

    • End Zone

      Фазан — он и в Африке Фазан) чего ему толковать?)

    • End Zone

      А Сфинкс это все-таки Кузнечик, хотя не принципиально)

      • Loyso

        Я с этим не спорю совсем. Если в тексте описка — я исправлю.

        • Avrora

          Кузнечик — это действительно Сфинкс. Скажите, а что стало с Македонским? Он ушёл в Изнанку полностью? Или куда он вообще делся?

          • Loyso

            В тексте прямого ответа на этот вопрос нет. В последнюю ночь перед Выпуском он вместе со всеми сидел в комнате, но когда Курильщик проснулся, его не было. Ушёл ли он сразу полностью? Вряд ли — по словам Мириам из её интервью, Ходоком он был едва ли. Тем не менее, он не остался. Его могли забрать вместе с «неразумными» и перетащить на Изнанку постепенно. Ну, и, в конце концов, как ангел-дракон он мог просто нарушить все правила и уйти каким-то своим путём. Македонский мало вписывается и в систему Изнанки и в систему Наружности.

          • End Zone

            Ну да, он улетел) Он может) Далеко — отсюда не видно)

  • Avrora

    Спасибо за ответ, а то не могу успокоиться никак, всё думаю и понять не могу. Но у меня ещё есть вопрос: что стало со Стервятником и почему он так благоговейно рыдал в последюю Ночь Сказок? И ещё вопрос: в самом конце книги есть сказки с той стононы. Там упоминается об официантке, чьим сын был Толстый. Кто эта самая официантка и кто отец Толстого там, на той стороне? Или это просто какой-то отдельно взятый образ, чтобы упонимуть о нём?

    • Loyso

      Стервятник попросил Табаки-бога, чтобы ему вернули брата. Впоследствии он попал в ту временную петлю, где его брат жив. Он радовался, что снова увидит его, что Табаки всё-таки согласился.
      Официантка — Рыжая, её муж, которого они ждут с Толстым — Лорд. Рыжая мечтала, что сможет уходить на Изнанку, её сказка в последнюю ночь — это рассказ о том, что теперь она тоже может гулять по Той стороне.

      • Таня МГ

        Только не Табаки ему дал колесико, а Лорд. Лорд отдал свое, как только услышал сказку Рыжей и понял, что ему уже не нужно на другой круг. Извините.

  • Avrora

    Ой! простите за опечатки, только заметила.

  • Avrora

    Спасибо!

  • Liz

    Это неверно «И вот волшебным образом его «руки» чувствует Русалка, чудесное существо с Изнанки Дома, вымоленное Сфинксом у Табаки.
    Слепота Сфинкса компенсируется его всемогуществом на Изнанке.» Тут не Сфинкс, а Слепой, и Русалку не вымаливал никто…

    Но вы знаете, это очень хороший отзыв, потому что.. потому что мне понравилась книга. И из-за тех моментов, которые вы затронули, тоже. Да, все они больны, единственное, что более-менее походит на наружную норму норму (родственница Стервятника, хотя у нее были корыстные мотивы — что тоже часть нормы) — внутри этого мира показывает свою отвратительность, и в доме происходит страшные вещи, которые можно оправдать Домом, даже если они не особо имеют к нему отношение. Я забывала, что многие из героев безноги/безруки/с другими дефектами, когда читала — но автор этого не забывала, прописывая детали. Книга многослойна, и с каждого из слоев все выглядит по другому. И именно этом она мне очень понравилась.

    Может, её когда-нибудь и будут изучать в школе. Достоевского же (а у него ой настолько хуже в плане отсутствия позитива и выхода вообще) изучают.

    И здорово, что есть люди, которые, получая негатив, отдают должное и.. Ну, просто это не ваше. Но это не влияет на глубину и качество книги.

    • Loyso

      Спасибо на адекватный негативный отзыв на мой негативный отзыв) вы правы, это просто не мое.

  • Hellwit

    Книга прекрасна, отзыв не очень)) Однако книгу нельзя читать детям и подросткам, эта книга для 20+, не раньше. Наверное вы просто не доросли

  • Нэр

    Спасибо за содержательный отзыв, мне было его очень интересно читать. И почти всё написано очень точно и верно. Я, правда, в книгу влюблена, но скорее благодаря вышеописанным моментам, а не вопреки :)

  • Лисэ

    Привет, Курильщик! вот ты и здесь нашелся, в лице Автора сего поста)

  • Лисэ

    Я, наверное, поясню свой комментарий.
    Курильщик для меня — «человек-поверхность»:) (потому что человек-поверхностность звучит грубо и высокомерно, а я не хочу никого опускать) Он цельный, одинаков внутри и снаружи и равен себе во всех плоскостях реальности. Для него черное — это черное, белое — это белое. Для сравнения: для Слепого темное — шероховатое, для Македонского белое — это холодное и разъедающее кожу.
    Курильщик не понимал, не видел, не чувствовал этого. Ему казалось, что они дурачатся, играют, притворяются, издеваются над ним. Что их картина мира такая же как у него, а все остальное выдумка и фарс.
    А «Другие» раздражаются, злятся на Курильщика и на самих себя, что не могут показать ему реальность за гранью поверхности.
    Так и здесь получается. Меня серьезно расстраивает. что не все попали в полюбившийся мне и многим-многим мир, некоторые остались на пороге, изучать обветшалые грязные стены.

  • Таня МГ

    Прошу прощения, тема обсуждалась давно, но книгу я прочитала только сейчас, и все-таки хочу поделиться.

    О болезненности и мечтах
    «Сфинкс паразитирует»
    На протяжении всего действия герои заменяют друг другу отсутствующие части тела: Кузнечик заменяет Слепому глаза, тот ему — руки (до появления протезов), ходячие помогают колясникам, и все вместе нянчат неразумных. По-моему, тема взаимопомощи в книги очевидна, никто из них не паразитирует, просто они научились существовать вместе — одним организмом, компенсируя физические недостатки друг друга. Это и создает эффект, который отмечают в отзывах почти все: при чтении забываешь, что книга о детях-инвалидах.
    «Я лежал, кутаясь в свой краешек одеяла, и мне было хорошо. Я стал частью чего-то большого, многоногого и многорукого, теплого и болтливого. Я стал хвостом или рукой, а может быть, даже костью.» Курильщик
    Мне кажется, это и есть то «положительное, хорошоее», что на ваш взгляд выискивает автор. Не болезнь, а выход из болезни. «Сфинкс не мечтает о руках и не мечтает никак компенсировать их отсутствие» — вместо этого он компенсирует отсутствие глаз у незрячего, например.
    Отсюда и развитие чуткости. «И вот волшебным образом его «руки» чувствует Русалка» — вы ведь заметили, что они все там общаются полунамеками, угадывают желания и потребности друг друга, укутывают одеялком и не задают лишних вопросов — научились прислушиваться друг к другу, принюхиваться, скоординированы, как руки и ноги и все остальное в едином организме.
    Это их способ борьбы с болезнью и в этом смысле они ее, кажется, победили. Не потому ли они так боятся Наружности, что там не будет такой чуткости и взаимозаменяемости? Не оттого ли бегут на Изнанку, что в мире наружном им друг без друга не обойтись?
    В Изнанке они похоронили Норму, как вы сказали. Если считать нормой жадность и жестокость, а именно эти мотивы двигали Крестной и привели ее в Дом.

    «Они все совершают ужасное, неправильное, дурное.» — и всегда в ответ на ужасное, неправильное, дурное. Взять историю с Волком (смерти он не заслужил, конечно, но и убийство его не было намеренным), или смерть Помпея (действия которого бы привели к моменту выпуска к кровавой бойне двух стай). Корыстных одиночек Дом съедает, как воронка, со всеми их пороками. Единственная непонятная мне смерть — Лося, конечно. Он, кстати, единственный, наверное, кто может считаться «нормой».

    Ну и о выводах. «Герои не стремятся к успеху, не ищут выхода, не занимаются какой-то продуктивной деятельностью, они слепо идут за своими вожаками и пребывают в перманентном застое, который длится с тех пор, как построили Дом.»
    Разве описанное в начале комментария — не выход?

    В Изнанку их всех медленно но верно загонял Слепой, он и стал инициатором переселения «туда» неразумных. И его Сфинкс выдергивает из другого круга, чтобы познакомить с Наружностью. Где и продуктивная деятельность, и менее кровавый «выход», и прочие блага нормальной жизни. Вот и герой, которого вы хотели: взявший ответственность за все «ужасное, неправильное, дурное», что натворили домочадцы, оставшийся в Наружности и выдернувший в нее Хозяина Дома, для совместного поиска нормальных решений. Но самих решений мы уже не узнаем. Нужны они им или нет — тоже вопрос открытый. Потому что автор дала решения внутри дома, а не в Наружности. Потому что книга о «внутри дома», а не о Наружности. Норма и Наружность — это вопрос другой, о них будут написаны другие книги. А эта дает ответы на поставленные вопросы. Просто вопрос нужно ставить исходя их условий книги, а не нашей с вами Наружности. Это же совсем другая реальность, и нормы там, конечно, другие. Как говорится, со своей колокольни не увидеть, нужно пересесть на их.
    И несмотря на это, книга о нашем с вами мире — о нашем мире под другим углом. Вопрос тогда нужно ставить так: «Как бы вы выжили, если бы..?» Оскотинились, как Волк, готовый сожрать ближнего для своих целей? Или стали чьей-то рукой, или ногой, или даже разумом?

    Спасибо за ваш отзыв, мне было искренне интересно с ним познакомиться!

  • Елена

    Такое впечатление,что мы с вами разную книгу читали.В книге ,естественно.почти нет физически здоровых,ведь действие происходит в доме детей-инвалидов.Но их инвалидность(ущербность) не ощущается.Их самоотверженности,ответственности за других,умению любить и дружить можно поучиться многим здоровым.Хочется вспомнить всем известное-зорко одно лишь сердце.самого главного глазами не увидеть.А что касается сцены,где Сфинкс просит прощения у Дома…Мне даже как-то неловко разъяснять настолько понятное-он не просит прощения за чужие проступки…Он как раз просит прощения у Дома за свое непонимание,за перекладывание всей вины происшедшего на Дом ,за свое обвинение Дома во всех грехах.Кроме того,.Сфинкс считал,что Дом хочет его удержать,не отпустить в наружность всеми способами-и хитростью,и подлостью.А когда понял-что только любовью-Русалкой-тогда пришел просить прощения.И Дом его простил.Вернул любимую,и передал перо цапли от Табаки.И вместе с пером-возможность перемещаться во времени,видеть друзей,видеть Слепого.Там нет печального конца-любовь и дружба побеждают все.Как вы читали,я не знаю.Сфинкс женится на Русалке,Слепой в виде собаки-поводыря время от времени живет с ним.

    • Алёна

      Подписываюсь.
      Достоевского с Булгаковым, значит, можно детям давать? Ох, нутром чую, испортил меня Булгаков и его компания разбитных чертей в свое время.:) Просто… развратил, не подберу другого слова! А Достоевский как способствует депрессиям и религиозному фанатизму.. Очень здоровый автор, любит норму превыше всего, это всем известно.
      (Люблю обоих, если что.)

      Ладно, ясное дело, отзыв не о них.
      И таки да, мы читали разные книги.
      Мистическая составляющая — явный привет из девяностых, на которые пришлась юность автора, чего же удивляться.
      Девяностые, тем не менее, и автор книги, и автор рецензии, и остальная страна успешно пережили, сохранив вменяемость и «нормальные» жизненные ориентиры, не так ли? Уж чего ТОГДА писали и показывали, уууу… Неудивительно, что все конец света ждали почти всерьез, включая атеистов, под бой курантов в 2000-м.
      Откуда же такая паника-то? Сегодня. Запоздало — раз. И комсомолом с партией повеяло.
      Натянутая рецензия, неправдоподобная. Вот та самая фальш, от которой поколение 80-х взбунтовалось и устроило сами знаете что.. В смысле, те самые страшные 90-е.
      Попроще бы, поменьше придирок, натянутых фраз и долбления о «норме». Вспомнились попы, предавшие анафеме Гарри Поттера. В рвениии своем, таким образом, отпугнувшие всех вменяемых детей и их родителей. Невменяемых — и подавно.

      Это сказка, понимаете? Наружность эта и «нормы» эти ваши там глубоко вторичны.
      Я только одного не поняла: зачем эти существа явились в этот мир, лишенный волшебства? Потерялись, разве что. А Слепой пришел их искать. Проводить. Заодно и подобрать кого стоящего заодно.
      Или напротив, решили волшебством поделиться и вэтом мире тоже?
      Сфинкс, похоже, единственный вольнодумец, который здесь по своей воле. Блудный сын или вроде того. Революционер и Прометей. Верит, что этот мир не так плох, как кажется. (Кажется, он в чем-то таком каялся, но это он о людях. Любопытно. Про людей дошло, в целом — еще нет.)
      А действительно, выходит, пришли они все из-за него. За ним, вернее. Слепой — так точно. У Табаки, конечно, еще свои развлечения, помимо. Но и он, похоже, сюда заглянул только из-за Сфинкса. Любопытство.

      Короче говоря, главная история, то есть, собственно, сама сказка, там осталась между строк и в метафорах. А мир вокруг — и дом, и наружность — это просто бумага, на которой ее нарисовали, зашифровав. Не более того.
      Ну никакая это не басня с моралью и не пособие по становлению подростка-инвалида, окститесь.
      Действительно, не бывает таких домов-интернатов, с такими порядками, не бывает таких инвалидов. По совместительству богов, управляющих временем, в перерывах между физиотерапиями. Всё. Стало быть, и опасаться нечего.
      Это сказка о сказочных существах. Не о нас. Не об этом мире. Он даже не декорация, как Дом.

      А если опасаетесь за подростков — поверьте, шизанутым нет покоя. Не будет «Домов…», они по «Сумеркам» угорят. Будут вампирами. Не будет Сумерек — по Толкину. По Нарнии. По русским сказкам, в конце концов.
      Никого вы стерильностью не вылечите, если это врожденное.
      Остальные перерастают. Большинство благополучно минуют все опасные периоды без кризисов и становятся в ряд таких же «норм», так милых вашему сердцу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *